Цветы

Цветы в пустыне

Кратчайшее расстояние в Южный Тибет из Катманду,проходит через Гималаи. Всего 150 километров устремленной наверх дороги отделяют субтропики от снегов, а растительный рай — от пустыни.


Тибет начинается там, где роскошная зелень меняется на серо-бурые цвета пустыни, — сразу за громадными Гималайскими горами. Всего в нескольких километрах от их северных склонов, где уже нет благодатной для растений влаги и осадки выпадают в ничтожном количестве, изменения проявляются поразительно.

Стоит только оказаться на плато, как возникает типичный ландшафт, название которого говорит о многом, — «высокогорная холодная пустыня». Морально мы были готовы увидеть своими глазами то, о чем раньше читали в книгах, — «растительность крайне скудную и редкую», но реальность была суровее. На маршруте протяженностью более 3000 км встречались обширные участки, где ничего не росло. Вместо почвы огромные площади покрыты панцирем из гальки и щебня. Надежды встретить красивые растения на таком безбрежном поле казались несбыточными.


К счастью, оптимизм, позвавший в дальние края, нас не обманул, и ботанические впечатления отнюдь не разочаровали. Нам удалось встретить немало замечательных растений и в самых непригодных, казалось, местах. Они были живой иллюстрацией каждодневной борьбы за выживание, вынужденного приспособления к экстремальным условиям.


Первый сюрприз нас ожидал в окрестностях Шишапангмы — восьмитысячника, на секунды открывающегося в разрывах облаков. Но надо было сначала забраться на пятикилометровый перевал и, немного спустившись с него, двигаться уже по плоскогорью. Виды по сторонам от дороги контрастировали феноменально. Справа — сглаженные перспективы уходящей в бесконечность пустыни, а слева, закрывая половину неба, — заснеженная стена Гималаев.

Почти два часа медленной езды по оголенному монотонному рельефу и чистому песку уже притупили внимание, но непонятные изреженные заросли травы на бархане в сотне метров от колеи мы не пропустили. Эффект от увиденных вблизи растений был шокирующим. Это была колония невысоких ирисов с сиренево-синими крупными цветами и узкими жесткими листьями, разместившаяся на площади с теннисный корт. Только на этом склоне, и нигде вокруг!


Еще одно тибетское чудо тоже встречается в голой пустыне. Речь — об уникальном растении из семейства Бигнониевых — Incarvillea mairei. Если не цветет, то в глаза не бросается: небольшая розетка рассеченных кожистых листьев буквально вжата в землю. Но цветки!!! Необычной формы — в виде расширяющейся воронки, крупные и яркие.

На фоне спокойных желтых и бурых грунтов их окраску иначе чем вызывающей не назовешь: интенсивно красно-розовая с белыми полосками в горловине. Встречались они несколько чаще — но всегда неожиданно.

Эффект внезапности создавали их цветы, столь невероятные на пустырях, что казались искусственными и словно в шутку неведомо кем разложенные в безлюдных уголках. Всем своим легкомысленным видом они бросали вызов жестким реалиям местной природы и выглядели победителями в борьбе с ветром, холодом и сухостью.


Кстати сказать, это растение в культуру ввел еще в тридцатых годах прошлого века шотландец Джордж Шериф, совершивший несколько ботанических экспедиций в Гималаи и на Тибет.

Related posts

Стапелия

admin

Уход за цветником

admin

Необычный котовник

admin

Оставить комментарий