Статьи

Атмосфера пушкинского леса

Всего несколько лет назад к юбилею Пушкина воссозданы в первоначальном парковые ансамбли Петровского, Михайловского, Тригорского. И сегодня мы видим эти шедевры такими, каким их задумали садовые архитекторы 200 лет назад: пейзажный парк Тригорского, регулярный — Петровского, парк усадьбы Михайловское, как бы синтезирующий стили двух предыдущих…
Плавный переход к естественному ландшафту делает их поистине художественными произведениями в обрамлении русской природы, ее живописных холмов и озер.
Поэтому немало туристов, в том числе иностранных, стремятся посетить эти места наряду с известными всему миру парками Павловска, Петергофа, Царского Села, Архангельского, Кускова.


«Под сенью липовых аллей»
Главный рисунок зеленого Пушкиногорья создают деревья: благоухающие липы, благородные дубы, щедрые кроной ясени и вязы, многоцветные по осени клены, величественные сосны и таинственные ели… Как и много лет назад, вскипает весной бело-розовым кружевом фруктовый сад — цветут вишни, яблони, даже черешни. По всем заповедным уголкам мы можем пройти сегодня сами и вслушаться в шелест листвы, вдохнуть удивительный воздух.


Тенистая еловая аллея в Михайловском, аллея лип и дубов пушкинского времени в Тригорском — может быть, здесь совсем мало именно тех деревьев, что слышали легкие шаги поэта, но это их «дети» и «внуки», получившие по наследству и хранящие волшебные тайны пушкинского «пустынного уголка».
Одна из таких тайн — незабываемая прогулка Александра Пушкина и Анны Керн, после которой было создано знаменитое стихотворение «К***» («Я помню чудное мгновенье…»). Сегодня одна из аллей носит имя женщины, которой поэт посвятил этот вдохновенный гимн любви. Для кого-то из нас, возможно, это не более чем мемориальная дань прошлому. А тогда, в июле 1825 года, спустя два дня после отъезда Анны Петровны, страдающий Пушкин писал ее двоюродной сестре А.Н. Вульф, дочери владелицы Тригорского: «… Проклятый приезд, проклятый отъезд!» После этого он отправил самой Анне Керн семь писем, исполненных чувственности и ревности.


Вот чем наэлектризован воздух знаменитых парков! Неслучайно здесь написаны «Цыганы», центральные главы «Евгения Онегина», где происходят роковые объяснения и кипят страсти, — всего более ста произведений, которые сегодня весь мир признал гениальными.


«…Люблю сей темный сад с его прохладой и цветами»
Пластику рельефу и неповторимый облик заповедным уголкам придают кустарники различного вида. Среди них — спирея и шиповник, сирень и розы, лещина и чубушник… Кстати, в Тригорском парке, послужившем прообразом парка Лариных, уцелела сирень редких сортов, известных с Петровских времен.
Немало прекрасных уголков, куртин, клумб воссоздано сегодня с помощью цветов — однолетних и многолетних, луковичных, клубневых. Один из двух нынешних главных входов на усадьбу — дорожка, ведущая от Горбатого мостика к дому поэта. Часть ее называется Цветочной аллеей, и решена она как двухрядный цветник. В его оформлении использованы и декоративные кустарники: шиповники, малина душистая, — и цветы, радующие глаз яркими красками с ранней весны до поздней осени: крокусы, примулы, нарциссы, тюльпаны, пионы, виолы, тагетес, астильбы, гладиолусы, флоксы, георгины, астры.


Интересно, что, восстанавливая присущий пушкинской эпохе растительный колорит, Семен Степанович Гейченко – прежний директор музея-заповедника — и его помощники «переселили» в Михайловское малину душистую из бывшего имения друзей Пушкина Вревских Голубова. В наши дни не всякий ботаник знает о существовании этого кустарника, который за своеобразие листьев по-другому называют «малиноклен».
«Где цвел? когда? какой весной?
И долго ль цвел? и сорван кем.. ?»
Этими вопросами задавался не только великий поэт, но и все те люди, чьими трудами возрождается цветочное убранство Пушкиногорья.    Восстанавливая    растительный облик Михайловского и окрестностей, они руководствуются произведениями поэта, его перепиской, старинными книгами по садоводству. Поистине бесценным в этом смысле оказался гербарий, собранный вдовой и детьми Пушкина в 1841 году для гостившей в Михайловском родственницы Н.И. Фризенгоф. Сегодня этот альбом хранится в словацком замке-музее «Бродзяны». Из гербария следует, что флора лугов и лесных полян очень мало изменилась на протяжении двух веков. В июне по-прежнему на лесных опушках цветут ромашки, колокольчики и гвоздика, а луга пестреют белыми и розовыми головками клевера и звездочками цветущего зверобоя.


Нынешние цветники в парках разбили в соответствии с традиционными для того времени рекомендациями. Посадили типичные для псковских усадеб пушкинской поры георгины, левкои, бархатцы, флоксы, астры и представленные в гербарии петунии и космеи. Было потрачено много времени, чтобы вернуть в усадьбу тот самый знаменитый гелиотроп, о котором упоминал Пушкин в своем письме А.Н. Вульф. Годы безрезультатных поисков наконец увенчались успехом — из Голландии были получены семена гелиотропа перувианского, а затем и гелиотропа низкого. И вот уже пять лет, как аромат этого цветка вновь наполняет Михайловское.


Специалисты заповедника приложили немало сил для того, чтобы мы могли увидеть знаменитые «Солнечные часы» в Тригорском. Это — дерновый круг с двенадцатью стрелками прямоугольной формы, направленными в сторону каждого из «часовых» дубов. По центру, вокруг шеста-гномона, и на стрелках высажен низкорослый тагетес. Тень от шеста в солнечный день указывает время — его точность вы можете проверить по собственным часам.


Партер перед домом в Петровском — классический прием в оформлении цветников. Партер и парковые террасы с каймой из цветов возвращают нас во времена чернокожего прадеда Пушкина — А.П. Ганнибала. Именно он стал первым владельцем Михайловской губы, омываемой рекой Сороть.


«Благодаря Вам, у меня на окне всегда цветы»
Так писал Александр Пушкин своей соседке и дальней родственнице — П.А. Осиповой. Хозяйка Тригорского, судя по всему, присылала молодому поэту цветы из своего сада.
Теперь сотрудники дома-музея, создавая экспозицию, размещают букеты на столах. Но сам Пушкин ставил цветы на подоконник, потому что другого места для них не оставалось — все пространство комнаты занимали рукописи, лежавшие даже на полу.


В наши дни в помещениях мемориальных усадеб поселились 137 видов комнатных растений: бальзамины, герани, фуксии, лимоны, пальмы, агавы, в том числе и привезенные почитателями поэта. Все они соответствуют пушкинской эпохе.
Немало новых сортов различных садовых цветов с легкой руки почитателей-цветоводов появилось на клумбах заповедника. Это коллекция роз и хризантем, тюльпаны сорта ‘Александр Пушкин’, георгины ‘Сказки Пушкина’.
Поистине вечно живое творчество и неувядаемая слава!

Related posts

В мире растений

admin

Клод Моне в ландшафтном дизайне

admin

«Хлеб» для сердца

admin

Оставить комментарий